Судебный участок №17 Обнинского судебного района Калужской области

версия для
слабовидящих

Дело №1-2/11

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

 

г. Обнинск Калужской области                 10 февраля 2011 года

                                                               

И.о. мирового судьи судебного участка №17 г. Обнинска Калужской области Иванова О.В.,

при секретаре Гвоздевой Н.С.,

с участием частного обвинителя (потерпевшего) В.А.В.,

подсудимого Н.С.В.,

 

рассмотрев в открытом судебном заседании в зале суда уголовное дело частного обвинения в отношении

Н.С.В., зарегистрированного и проживающего по адресу г. Обнинск,  ранее не судимого,

обвиняемого частным обвинителем В.А.В. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК РФ,

 

установил:

 

В.А.В. обвиняет Н.С.В. в том, что Н.С.В. 04 сентября 2010 года около 19 часов, находясь по адресу г. Обнинск, нанёс потерпевшему В.А.В. удары кулаками и ногами в лицо и по различным частям тела. Всего Н.С.В., согласно обвинению, нанёс ему не менее 7-8 ударов, в том числе кулаком по лицу не менее 3-4 ударов, и ногами по другим частям тела 3-4 удара: по левой лопатке, правой поясничной области, левому бедру.

Частный обвинитель В.А.В. просит привлечь Н.С.В. к уголовной ответственности по ч.1 ст.116 УК РФ.

                                                               

Допрошенный в судебном заседании подсудимый Н.С.В. виновным себя в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст.116 УК РФ, не признал, от дачи показаний отказался.

 

Частный обвинитель  (потерпевший) В.А.В. в судебном заседании показал, что 04 сентября 2010 года он пришёл домой примерно в 19 час. 30 мин., дома находилась его жена, с которой в то время он ещё не расторг брака, а сына дома не было. Он попросил у жены документы на квартиру. Все документы на квартиру лежали всегда в одной папке, а в тот день документов не оказалось на месте. Из-за этого он поскандалил с женой, потом оказалось, что документы жена передала своим родственникам, а его, В.А.В., свидетельство она перепрятала. Конфликт между ним и женой длился примерно 5-15 минут. После этого в квартиру возвратился их сын, потом приехал Н.С.В., который доводится его жене родным братом, с Н.С.В. приехали его жена, дочь и зять. После этого сразу же начался погром – Н.С.В. ударил его, В.А.В., кулаком в лицо, возможно, что ударил кулаком в лицо и второй раз. Он, В.А.В., упал, Н.С.В. стал его бить ногами, избиение продолжалось примерно 10 минут, всего Н.С.В. нанёс ему 7-8 ударов. Его жена пыталась растащить их с Н.С.В.

В этот момент приехали сотрудники милиции, и после этого драка прекратилась, он ушёл в зал. Потом его забрали и доставили в ОВД по г. Обнинску. Его жена и её брат Н.С.В. поехали в милицию на машине Н.С.В. В милиции те милиционеры, которые привезли его, В.А.В., в отдел, разговаривали с дежурным по ОВД. Дальнейших обстоятельств он не помнит, всё было как в тумане. Как его, В.А.В., доставляли в медицинский вытрезвитель, он не помнит, сколько времени он находился в медицинском вытрезвителе также не помнит. Очнулся он тогда, когда уже сидел перед дежурным в ОВД по г. Обнинску, и было это примерно в 21-22 часа. В милиции он написал заявление, ему дали направление на судебно-медицинское освидетельствование, и он уехал домой.  05 сентября 2010 года он был дома и никуда не выходил. Точнее, он обращался в больницу, где отказался от госпитализации. В больнице ему сказали, что надо обращаться к врачу.

06 сентября 2010 года утром он обратился к судебно-медицинскому эксперту, где его осмотрели. Он настаивает на привлечении Н.С.В. к уголовной ответственности за причинение побоев по ч.1 ст.116 УК РФ. В.А.В. просит взыскать ему компенсацию морального вреда в размере 25 000 руб. и расходы за услуги адвоката 1 000 руб. Он не может пояснить, почему свидетель М.А.Ф. даёт показания, что вечером 04 сентября 2010 года не видел никаких повреждений у него, В.А.В., на лице. У него, В.А.В., были повреждения, об этом говорить свидетель П.О.В., который видел у него синяк на лице и покраснение на груди. Во время конфликта он, В.А.В., был нетрезв, а Н.С.В. был трезвым. Он, В.А.В., не лечился после получения телесных повреждений,  и к врачам по поводу этих телесных повреждений не обращался.

 

В обоснование вины Н.С.В. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК РФ 04 сентября 2010 года, частный обвинитель сослался на следующие доказательства: 

-заявление В.А.В. в судебный участок №17 г. Обнинска о привлечении Н.С.В. к уголовной ответственности по ч.1 ст.116 УК РФ за совершение преступления 04 сентября 2010 года (л.д.3-4);

-          копию рапорта начальника смены ДЧ ОВД по г. Обнинску от 05 сентября 2010 года, из которого следует, что 05 сентября 2010 года в ДЧ ОВД по г. Обнинску поступило телефонное сообщение врача-травматолога КБ №8 г. Обнинска о том, что за медицинской помощью обратился В.А.В. с диагнозом СГМ?, ушиб правой поясничной области, избит дома (л.д.10);

-          акт судебно-медицинского освидетельствования №1316/10 от 06 сентября 2010 года согласно которому у В.А.В. при обращении в приёмное отделение КБ №8 г. Обнинска 05 сентября 2010 года и при судебно-медицинском освидетельствовании 06 сентября 2010 года обнаружено: сливной кровоподтёк левой глазничной области лица с кровоизлиянием соединительной оболочки глазного яблока, ссадины кожи правой половины лица, левой лопаточной области, кровоподтёки плеча левой руки и бедра левой ноги. Эти повреждения квалифицируются как вред здоровью не причинившие. Тяжесть вреда здоровью от возможно имеющихся травм головного мозга, левого глазного яблока и правой почки может быть квалифицирована по представлению медицинских документов после окончания обследования и лечения с направлением  для дополнительного освидетельствования (л.д.14-15);

-          показания свидетеля П.О.В. в судебном заседании.

 

Так, из показаний свидетеля П.О.В. следует, что он работает старшим участковым уполномоченным ОВД по г. Обнинску.

04 сентября 2010 года в вечернее время он находился на дежурстве в помещении ОВД по г. Обнинску, время было примерно 22 часа. Он зашёл в кабинет участковых инспекторов, там также находился ранее незнакомый ему человек, который назвался В.А.В.  В.А.В. был доставлен в ОВД по г. Обнинску из-за бытового конфликта с женой (или бывшей женой, точно свидетель П.О.В. указать не может). В.А.В. сказал, что его избили. Он, П.О.В., объяснил В.А.В., что он может подать заявление в ОВД по г. Обнинску. В.А.В., который сидел вполоборота, повернулся и показал имеющиеся у него повреждения, он, П.О.В., видел, что у В.А.В. была гематома (синяк) на лице вокруг глаза. В.А.В. также показывал повреждения на теле, где было покраснение. Он, П.О.В., сказал В.А.В, чтобы тот писал заявление, потом он выдал В.А.В. направление на судебно-медицинское освидетельствование. После этого В.А.В. рассказал, что у него был конфликт с женой, а повреждения причинил родственник или знакомый его жены.

 

Оценивая приведённые стороной обвинения показания свидетеля П.О.В. о том, что 04 сентября  2010 года в 22 часа в помещении ОВД по г. Обнинску свидетель видел на лице у В.А.В. синяк, а также видел на теле покраснение, суд приходит к выводу, что эти показания не являются доказательством вины Н.С.В. в нанесении побоев потерпевшему по следующим основаниям.

Свидетель П.О.В. не был очевидцем конфликта, о лицах, которые нанесли повреждения, знает только со слов самого В.А.В., который в момент доставления в ОВД по г. Обнинску находился в состоянии алкогольного опьянения, что привело к доставлению В.А.В. в медицинский вытрезвитель.

Показания потерпевшего В.А.В. о том, что телесные повреждения причинены ему Н.С.В., суд  отклоняет, поскольку они не нашли своего объективного подтверждения при сопоставлении их с другими исследованными судом доказательствами.

 

Так, допрошенный свидетель защиты В.В.В. показала, что подсудимый доводится ей родным братом, а частный обвинитель В.А.В. – доводится бывшим мужем, брак с которым она расторгла.  04  сентября 2010 года она находилась в своей квартире по вышеуказанному адресу. Её бывший муж В.А.В. пришёл домой примерно в 19 часов, возможно, что чуть позже. Он был в алкогольном опьянении. В.А.А. запойный алкоголик, у него бывают запои, 04 сентября 2010 года В.А.В. находился в очередном запое. Сначала она  с В.А.В. в квартире была одна. В.А.В., как только зашёл в квартиру, задал несколько вопросов о том, где его документы, потом стал требовать, чтобы она отдала ему какие-то документы. У неё были её личные документы.  В.А.В. стал открывать двери в мебельной стенке, выбросил на пол бумаги, которые там были. Она ему ответила, что не знает, какие бумаги ему нужны. В.А.В. не дал вразумительного ответа, какие ему нужны документы. Она попыталась скрыться от  него в туалетной комнате. На это он стал стучать в дверь, вырвал дверь с крючка, стал грубо и нецензурно оскорблять её и унижать, стал разбрасывать мебель, скинул телевизор. Когда В.А.В. скинул телевизор, то он вырвал телевизор вместе с проводами, при этом упала одна из колонок с верху стенки. Также В.А.В. стал бить сушильной доской об пол, свалил её вместе с вещами на пол, опрокинул масляный обогреватель. Все вещи летели на пол. Потом он разбил о пол табуретку. В этот момент между нею и В.А.В. была потасовка, так как он стал её бить, ударил в живот, схватил за волосы, завалил её на пол, таскал за волосы по полу, бил по голове, в результате они с В.А.В. упали на диван. После этого она не могла долго оторвать его руки от своих волос, В.А.В. схватил её мертвой хваткой, она не могла пошевелить головой, он причинял ей этим жуткую боль. Безусловно, она от него отбивалась, как могла, принимала все усилия, чтобы вырваться. Она во время потасовки пыталась ударить его по голове и лицу, в такие места, чтобы он убрал свои руки.  Ей не удалось разжать его руки, она просто вырвала свои волос из рук В.А.В., часть волос осталась у него в руках. После этого у неё был небольшой шок. Она открыла входную дверь и выбежала в подъезд. Когда она выбежала в коридор, то в кармане у неё был мобильный телефон. В.А.В. заперся в квартире. Она набрала первый попавшийся номер, это оказался номер Н.С.В., её брата. Трубку взяла жена Н.С.В., она, В.В.В., попросила, чтобы они вызвали милицию к ней домой. После этого минут через 5 подошёл с улицы их несовершеннолетний сын, которому в тот момент было 13 лет. Ребёнок увидел, что она плачет. Она объяснила сыну всю ситуацию, ребёнок стал стучать в квартиру, чтобы  В.А.В. открыл дверь. В.А.В. открыл дверь, она вместе с сыном вошли в квартиру. Она думает, что сыну было неприятно в очередной раз видеть издевательства и скандалы в доме. Сын спросил отца – за что он опять устраивает скандал и бьёт её. Сын от злости ткнул отца в живот. Отец, не задумываясь, наотмашь ударил сына кулаком правой руки в ухо, ребёнок от удара стукнулся головой о дверной косяк. Сыну стало больно, она тоже не стояла просто так, а попыталась отвести сына от отца. Но ребёнок не подпускал её, так как боялся, что В.А.В. что-нибудь сделает с ней, затем В.А.В. прошёл в комнату и сел на диван. Спустя некоторое время в дверь позвонил Н.С.В., который приехал со своей женой, дочерью и зятем,  она открыла им дверь.  Они вошли в комнату, стали её успокаивать, спрашивали – что произошло. Также подходили к В.А.В. и у него спрашивали, почему он опять пьяный и обижает её и сына. В.А.В. ничего не мог ответить вразумительного, выражался нецензурной бранью, выгонял их из квартиры. Через некоторое время в дверь опять позвонили, дверь открыл Н.С.В., пришли сотрудники милиции. Она объяснила ситуацию по поводу себя и сына, показала им свои побои и вырванные с головы волосы, которые она собрала и положила в карман. С работниками милиции В.А.В. также вел себя плохо, нецензурно ругался на них, выгонял их из квартиры. Она просила сотрудников милиции забрать В.А.В. в вытрезвитель, потому, что опасалась за свою жизнь и за жизнь своего сына. Ей было страшно оставаться с ним в квартире наедине. После этого сотрудники милиции повезли В.А.В. в ОВД по г. Обнинску. Она в машине вместе с Н.С.В. и своим сыном тоже поехала в отделение милиции. В ОВД она и сын написали заявление о побоях, после этого им дали уведомление, и они с сыном на машине Н.С.В. поехали в травматологический пункт. Там они долго ждали приёма, врач принял их уже в 24 часа 05 минут, то есть уже наступило 05 сентября 2010 года. У неё и сына сняли побои, после чего они поехали домой. Н.С.В. не избивал В.А.В. в квартире, не трогал В.А.В. даже пальцем. Когда приехали сотрудники милиции, то В.А.В. не имел каких-то повреждений. Те повреждения, которые обнаружили у В.А.В. 05 сентября 2010 года, как она предполагает, могли возникнуть из-за того, что В.А.В. швырял в квартире мебель, вырывал телевизор с проводами, бросил на пол, сверху со стенки упала колонка на пол. Она, В.В.В., дралась с В.А.В., когда он схватил её за волосы, то она отбивалась от В.А.В. и наносила ему удары в процессе драки. В.А.В. был сильно пьян, Возможно, что побои у него были и до этого конфликта, за день до конфликта он пьяный спал под дверью, такое бывает очень часто. В.А.В. мог и падать во время конфликта и получить при этом повреждения. Но она видимых повреждений у В.А.В. вечером 04 сентября 2010 года не видела, во время потасовки она могла ударить В.А.В. в лицо, чтобы оторвать его руки от своих волос. При этом В.А.В. был как каменный, не чувствовал её ударов. Работникам милиции В.А.В. сказал, что его побили, что он избит, но конкретно не говорил – кто его бил. Сын В.А.В. не ударил, а ткнул кулаком в живот. При этом В.А.В. сотрудникам милиции говорил, что он никого не бил, то есть он не признал, что бил её и сына. После возвращения из милиции В.А.В. также вёл себя по хамски, угрожал, что «посадит» Н.С.В., говорил, что не будет отдавать долг Н.С.В.. её брат Н.С.В. одолжил им 100 тыс. руб. на покупку квартиры. На следующий день она  видела, что на правой брови у В.А.В. была содрана кожа, никаких видимых синяков на лице и теле она у В.С.В. не видела, никаких жалоб на своё здоровье он не высказывал. В.А.В. периодически посещает наркологический кабинет, ему там делают капельницы, там ему выписывают таблетки.  Она полагает, что В.А.В. подал заявление в отношении Н.С.В. в отместку, так как она подала заявление на В.А.В., что он побил её и сына. Полагает, что В.А.В.  оговаривает Н.С.В., который не избивал В.А.В. 04 сентября 2010 года.

 

Свидетель защиты Н.Р.С. показала суду, что Н.С.В. доводится ей мужем, брак между ними зарегистрирован.  04 сентября 2010 года они с мужем находились дома. На сотовый позвонила сестра мужа, В.В.В., которая была возбуждена, плакала, сказала, что не может попасть в квартиру, что В.А.В. избил её и выгнал в коридор. В.В.В. попросила вызвать милицию. Она, Н.Р.С., набрала по городскому телефону милицию, представилась, сказала, на какой адрес надо выехать наряду. Потом они вместе с мужем поехали в квартиру В.. Им открыл дверь их несовершеннолетний сын, мальчик был возбуждён, жаловался, что отец его сильно ударил по голове, плакал. В.В.В. тоже была расстроена, показывала клок волос, на темени были видны следы от вырванных волос. В квартире был страшный беспорядок, всё было разбросано, на кухне разбросаны чашки, в комнате разломана сушилка, валялся на полу телевизор, колонка от музыкального центра. Минут через 5-7 после того, как они приехали в квартиру, туда же приехал наряд милиции. Сотрудники милиции спросили – кто   прописан в этой квартире, начали расспрашивать, предложили ехать в милицию. Сотрудники милиции предложили В.А.В. ехать с ними в отдел, он начал хамить, ему сказали, что надо всех выслушать. Милиционеры забрала В.А.В. в отдел. Они с Н.С.В. повезли в милицию В.В.В. и её сына. В ОВД В.В.В. и её сына завели на 2 этаж, В.А.В. завели в другое помещение. Через какое-то время В.А.В. вывели те же сотрудники милиции, которые приезжали в квартиру, и сказали, что В.А.В.  повезли в медицинский вытрезвитель, что В.А.В. буянит, громко разговаривает. Они с Н.С.В. повезли В.В.В. м её сына в приёмный покой, где их осматривал врач. Когда она зашла в квартиру, то каких-либо видимых повреждений на лице или теле В.А.В. не видела. В.А.В. даже с работниками милиции вел себя вызывающе, он провоцировал Н.С.В. на драку, обзывал В.В.В. и своего сына  нецензурной бранью. Милиционеры приехали в квартиру В. примерно через 5-10 минут после них. В.А.В. не жаловался милиционерам на своё состояние здоровья.  Её муж Н.С.В. до приезда работников не наносил В.А.В.  никаких ударов. В.В.В. говорила, что между ними была драка, ещё до их приезда в квартиру. Когда они с Н.С.В. приехали в квартиру, то драка уже прекратилась, но в квартире был настоящий погром. Её муж Н.С.В. не наносил ударов В.А.В. по той причине, что они же сами вызвали наряд милиции в квартиру, поэтому после их приезда они просто ждали, пока приедет наряд милиции, который прибыл минут через 5 после их захода в квартиру.

 

Показания свидетелей защиты В.В.В. и Н.Р.С. относительно того, что телесные повреждения у В.А.В. возникли при иных обстоятельствах, суд расценивает как соответствующие действительности, поскольку они не опровергнуты стороной обвинения. Оснований не доверять показаниям свидетелей защиты  В.В.В. и Н.Р.С. у суда не имеется.

 

Судом по ходатайству частного обвинителя допрошен свидетель М.А.Ф., который показал в судебном заседании, что он работает милиционером роты ППС ОВД по г. Обнинску. В конце лета или начале осени, дату он назвать не может, возможно, что это было 04 сентября 2010 года, он находился на дежурстве, вместе с милиционером Б.А. они в патрульной машине двигались по маршруту патрулирования. Во время патрулирования из ДЧ ОВД по г. Обнинску поступило сообщение по рации, что в г. Обнинске происходит конфликт. Они с напарником приехали по указанному адресу, зашли в квартиру. На кухне квартиры сидел человек, фамилию которого он не знал в то время. В настоящее время этот человек сидит в зале суда, он, М.А.Ф., знает, что это Н.С.В. Он, М.А.Ф., зашёл в комнату – там был страшный беспорядок, на полу валялся телевизор, сушилка для белья. В углу комнаты сидел человек, позднее он узнал, что его фамилия В.А.В.  Также в квартире была жена В.А.В., которая обратилась к нему, М.А.Ф. и сказала, что её побил В.А.В. Эта женщина показала клок волос, который вырвал у неё из головы В.А.В.  Так же в квартире находился несовершеннолетний сын В.А.В., который сказал, что отец ударил его по голове. Он, М.А.Ф., понял, что на месте им не разобраться и надо всех доставлять в милицию. В.А.В. посадили в патрульную машину и повезли в ОВД по г. Обнинску. Жена В.А.В. и Н.С.В. поехали в милицию на своей машине. В дежурной части один из участковых сказал, что В.А.В. надо везти в медицинский вытрезвитель, так как он сильно пьян и его невозможно опросить. Они с Б.А. доставили В.А.В. в медицинский вытрезвитель, где его оставили на 3 часа до вытрезвления.  В отношении В.А.В. был составлен протокол об административном правонарушении за появление в нетрезвом состоянии в общественном месте. Так как при помещении в медицинский вытрезвитель обязательно всех доставленных осматривает фельдшер, В.А.В. также осмотрел фельдшер. Если бы у В.А.В. были какие-либо повреждения на теле, то его бы не приняли в медицинский вытрезвитель.  Он, М.А.Ф., утверждает, что в тот момент, когда они зашли в квартиру, где был конфликт, то видимых повреждений на лице В.А.В. он не видел. После того, как они с Б. А. забрали В.А.В. из квартиры и доставили в ОВД, то они же его отвезли и в вытрезвитель, где его осматривал фельдшер. Если бы у В.А.В. были какие-либо повреждения, то его бы не приняли в вытрезвитель, а направили в приёмный покой КБ №8.  Когда они прибыли в квартиру, где был конфликт, то время было примерно 20 часов, более точно назвать время он не может, но на улице было светло. В квартире они находились около 20 минут, пока высказывали свои претензии жена В. и его сын, о том, что В.А.В. пьёт длительное время, на протяжении многих лет. Потом он спросил В.В.В. – будет ли она писать заявление, она ответила, что будет писать заявление. Поэтому В.В.В. предложили ехать в ОВД, а также предложили ехать в ОВД и самому В.А.В. Во время доставления В.А.В. в ОВД по г. Обнинску В.А.В. не разговаривал, так как был сильно пьян. В.А.В. ничего не мог толком пояснить ни в квартире, ни в машине, пока его везли в ОВД по г. Обнинску.  Он, М.А.Ф., не видел у В.А.В. каких-либо  видимых повреждений на лице или теле.   В.А.В. не жаловался на своё самочувствие ни в то время, пока они находились в квартире, ни в тот момент, когда его везли в ОВД, а затем в вытрезвитель.  Когда они с Б.А. доставили В.А.В. из квартиры в ОВД, то сначала завели В.А.В. в вестибюль, напротив помещения дежурной части. Потом к ним подошёл кто-то из участковых инспекторов (он, М.А.Ф., в настоящее время не может точно указать – кто это был) и сказал, что В.А.В. сильно пьян, его нет смысла опрашивать, его надо везти в вытрезвитель. Они с Б.А. опять отвели В.А.В. к патрульной машине и доставили в вытрезвитель, где находились дежурный, его помощник, фельдшер. Он, М.А.Ф., составлял в отношении В.А.В. протокол об административном правонарушении, он видел, что фельдшер вытрезвителя осматривала В.А.В., после чего фельдшер сказала, что В.А.В. будет находиться в вытрезвителе до вытрезвления. Они оставили В.А.В. в медицинском вытрезвителе  и уехали на дежурство. Примерно через 3 часа из вытрезвителя позвонили в дежурную часть ОВД по г. Обнинску и сообщили, что В.А.В. протрезвел, его отпускают. Им в патрульную машину передал это сообщение дежурный по ОВД и сказал, чтобы они с Б.А. доставили В.А.В. в ОВД по г. Обнинску и передали участковым инспекторам, что они и сделали.

 

Суд расценивает показания свидетеля М.А.Ф. как достоверные и соответствующие действительности. Сторона обвинения не опровергла показания свидетеля М.А.Ф.. из которых следует, что 04 сентября 2010 года в 19 часов он не видел никаких синяков на теле В.А.В.

 

Оценивая показания потерпевшего о том, что он получил все телесные повреждения в результате побоев, нанесённых ему подсудимым Н.С.В., суд находит, что эти показания не соответствуют действительности.

При этом суд принимает во внимание показания самого потерпевшего в судебном заседании, что он не помнит обстоятельств и событий после того, как он был доставлен в ОВД по г. Обнинску, а помнит лишь обстоятельства беседы с сотрудником милиции после возвращения из медицинского вытрезвителя.

Суд также находит, что стороной обвинения не опровергнуты доводы свидетелей защиты в той части, что телесные повреждения могли быть получены В.А.В. в процессе сопротивления, которое оказывала В.А.В. В.В.В, которая показала, что наносила В.А.В. удары по лицу, голове и другим частям тела, чтобы защитить себя и освободиться от В.А.В.

 

Судом также исследовано в судебном заседании заключение судебно-медицинского эксперта№113/11 от 26 января 2011 года, согласно которому при обращении в приёмное отделение КБ №8 05 сентября 2010 года и при судебно-медицинском освидетельствовании 06 сентября 2010 года у В.А.В. обнаружено: сливной кровоподтёк левой глазничной области лица с кровоизлиянием соединительной оболочки глазного яблока, ссадины кожи правой половины лица, левой лопаточной области, кровоподтёки плеча левой руки и бедра левой ноги. Эти повреждения квалифицируются как вред здоровью не причинившие. Указанные телесные повреждения образовались от действий твёрдых тупых предметов, например, от ударов кулаком по лицу со стороны постороннего человека (вероятнее всего «правши»), от удержания за левую руку, от  ударов правой скуловисочной областью головы и левой лопаточной областью спины об окружающие предметы и от удара по бедру левой ноги. Давность образования указанных телесных повреждений по имеющимся данным уточнить не представилось возможным в силу их особенностей (цвет, отёк подлежащих мягких тканей), т.е. они могли быть получены В.А.В. как 04 сентября 2010 года, так и 05 сентября 2010 года.

Суд находит, что данное заключение судебно-медицинского эксперта также не может расцениваться как доказательство вины Н.С.В., поскольку судебно-медицинский эксперт не исключил возможность получения В.А.В. телесных повреждений и при  иных обстоятельствах.

 

Суд находит, что вышеизложенное заключение судебно-медицинского эксперта не подтверждает доводы потерпевшего В.А.В. о совершении  в отношении  него преступления 04 сентября 2010 года. Указанное заключение судебно-медицинского эксперта суд расценивает как объективное доказательство отсутствия вины Н.С.В. в совершении преступления в отношении  В.А.В. 04 сентября 2010 года.

 

С учётом изложенного, принимая во внимание, что показания потерпевшего В.А.В., не подтверждённые другими объективными и бесспорными доказательствами, суд находит, что эти показания потерпевшего не могут быть положены в основу обвинения Н.С.В., учитывая данную судом оценку представленным сторонами и исследованными в судебном заседании  доказательствами, с учётом отсутствия доказательств, опровергающих показания свидетелей защиты о получении В.А.В. телесных повреждений не от действий Н.С.В.

Суд находит, что в судебном заседании не было добыто объективных данных, подтверждающих вину Н.С.В. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК РФ, 04 сентября 2010 года.

 

В соответствии с ч.4 ст.302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств, а все сомнения в виновности осуждённого, которые не могут быть устранены, толкуются в его пользу, как это предусмотрено ст.49 Конституции РФ и ст.14 УПК РФ о презумпции невиновности.

 

С учётом изложенного, принимая во внимание установленные судом обстоятельства об отсутствии в действиях Н.С.В. состава преступления, суд находит, что Наумов С.В. на основании п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ подлежит оправданию по предъявленному ему частным обвинителем В.А.В. обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК РФ.

 

В соответствии с  ч.2 ст.306 УПК РФ,  при постановлении оправдательного приговора по основаниям, предусмотренным п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ, то есть вследствие отсутствия события преступления, суд отказывает в удовлетворении гражданского иска. В остальных случаях суд оставляет гражданский иск без рассмотрения.

Таким образом, гражданский иск В.А.В. к Н.С.В. подлежит оставлению без рассмотрения.

Руководствуясь ст.ст.302, 304-306 УПК РФ, мировой судья

 

приговорил:

 

Н.С.В. оправдать по предъявленному ему частным обвинителем В.А.В. обвинению в совершении 04 сентября 2010 года преступления, предусмотренного ч.1  ст.116 УК РФ, за отсутствием в деянии состава преступления.

            Гражданский иск В.А.В. к Н.С.В.у о компенсации морального вреда оставить без рассмотрения.

Приговор может быть обжалован в течение 10 суток с момента его провозглашения в Обнинский городской суд Калужской области через судебный участок №17 г. Обнинска.

 

            Мировой судья                                                                              О.В. Иванова

 

 

Приговор в установленный законом срок не обжаловано и вступил в законную силу 22 февраля 2011 года.

 

 

опубликовано 25.02.2011 16:02 (МСК)